Законы

Порядок расторжения браков и проблемы соблюдения прав супругов и детей

Расторжение брака супругов с иностранным элементом требует соблюдения определенных правил российского и зарубежного законодательства.
СК РФ предусматривает применение при расторжении в России браков российских граждан с иностранными гражданами, а также браков между иностранными гражданами российского законодательства (статья 160 СК РФ).
Признание за границей осуществленного в России расторжения брака (например, расторжения брака двух иностранных граждан) происходит в соответствующем государстве на основании его законодательства. В России же брак будет считаться расторгнутым (разумеется, если решение вынесено с соблюдением предписаний российского семейного и процессуального законодательства). Коллизионные нормы о расторжении брака (тех стран, где развод допускается) весьма различны.
В принципе расторжение брака подчиняется либо закону страны гражданства супругов или супруга (законодательство большинства стран континентальной Европы), либо закону страны места жительства супругов или мужа.
Согласно ст. 28 Конвенции стран СНГ по делам о расторжении брака применению подлежит законодательство государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления; если супруги имеют гражданство разных государств, применяться должно законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака. Поскольку при расхождении в регулировании применяется правило международного договора, а не Семейного кодекса, в случаях, когда договор отсылает к законам страны гражданства супругов, при расторжении их брака должно применяться соответствующее иностранное законодательство.
Кодекс допускает расторжение брака российских граждан, проживающих за границей, в российском суде; это допускается и тогда, когда второй супруг является гражданином иностранного государства.
Проживающие за границей российские граждане вправе обращаться по вопросам расторжения брака и в дипломатические представительства или консульские учреждения России, если речь идет о браке, расторжение которого по российскому законодательству возможно в органах записи актов гражданского состояния. При этом консул вправе расторгать браки между супругами — российскими гражданами, если хотя бы один из них постоянно проживает за границей.
В соответствии с СК РФ (статья 19 СК РФ) при взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих несовершеннолетних детей, расторжение брака производится в консульском учреждении России по месту жительства супругов или одного из них на основании совместного заявления супругов. В случае невозможности явки одного из супругов в консульское учреждение по уважительным причинам (болезнь, военная служба, отдаленность места проживания и т. п.) совместное заявление может быть подано другим супругом. Подпись отсутствующего супруга на заявлении должна быть удостоверена органом загса, в нотариальном порядке или консулом по месту жительства другого супруга. Регистрация расторжения брака производится в присутствии обоих супругов. Лишь в отдельных случаях при наличии уважительных причин регистрация может быть произведена в отсутствие одного из супругов. Свидетельство о расторжении брака отсутствующему супругу, проживающему в России, высылается через МИД в орган загса по месту его жительства, а если супруг проживает за пределами России — в дипломатическом порядке консулу по месту его жительства.
Вместе с тем российские граждане согласно СК РФ вправе расторгать браки за пределами России и в компетентных органах иностранных государств. Расторжение таких браков признается действительным в России. Правило ст. 160 СК следует понимать в том смысле, что речь идет и о браках между российскими гражданами, и о браках российских граждан с иностранными гражданами и лицами без гражданства.
СК РФ связывает признание в России иностранных решений о расторжении брака с необходимостью соблюдения органом, вынесшим решение, законодательства государства своей страны о компетенции и подлежащем применению праве. При невыполнении этого условия решение может оказаться в России непризнанным.
Согласно статье 160 СК существенным является факт вынесения решения компетентным органом. Если, например, расторжение брака отнесено законодательством страны места расторжения брака к ведению судов, компетентным надо считать суд, а не какой-либо другой орган. Соблюдение законодательства страны места вынесения решения о компетенции вынесших решение органов означает также, что выполнены требования законодательства о пределах компетенции судов данного государства по рассмотрению дел о расторжении брака (международная подсудность). Такая компетенция устанавливается в разных государствах по-разному.
Признание иностранных решений связывается с соблюдением законодательства государства места вынесения решения о подлежащем применению праве. Имеется в виду соблюдение коллизионных норм семейного права данного государства. Поэтому при решении вопроса о признании в России решения иностранного суда о расторжении брака, например, двух российских граждан важно установить, что коллизионная норма государства, суд которого вынес решение, соблюдена. Если эта коллизионная норма отсылает к законодательству страны гражданства супругов, следует убедиться, что при расторжении брака было применено российское законодательство.
Кодекс не связывает признание иностранных решений о расторжении брака с местом проживания супругов (в России или за ее пределами). Это не исключает того, что при определении пределов компетенции российских судов (в том числе по семейным делам) и решении общих вопросов признания иностранных судебных решений это обстоятельство будет принято во внимание.
Предусматривается признание в России действительным совершенного за границей расторжения брака между двумя иностранными гражданами, обусловливая признание соблюдением норм законодательства государства, суд (или другое учреждение) которого принял решение о расторжении брака, а именно норм, касающихся компетенции подлежащего применению права.
Коллизионные нормы в иностранных государствах по-разному определяют подлежащее применению право. В принципе расторжение брака подчиняется либо законодательству страны гражданства супругов или супруга, либо законодательству места жительства супругов или мужа. Основной проблемой считается установление подсудности, которая в конечном счете определяет и подлежащее применению право. Однако применяются многочисленные дополнительные коллизионные отсылки.
В России признание иностранных решений о расторжении брака означает, что за иностранным решением признается такая же юридическая сила, как и за решением российских судов (или органов записи актов гражданского состояния) о расторжении брака. Наличие иностранного решения о расторжении брака дает основания считать супругов разведенными. При этом, по-видимому, не требуется государственная регистрация расторжения брака, произведенного иностранным судом, в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния. Лицо, брак которого расторгнут решением иностранного суда, может, ссылаясь на это решение, подлежащее признанию, вступить в России в новый брак .
Брак считается прекратившимся со дня вступления иностранного решения в законную силу. Представляется, что день вступления иностранного решения в законную силу должен определяться в соответствии с законодательством государства, суд (или иной орган) которого вынес решение. Вопрос имеет практическое значение, т. к. законодательство иностранных государств устанавливает течение срока, с которым связывается вступление судебного решения в силу, как правило, начиная со дня вручения отсутствующей стороне копии решения суда, а не со дня вынесения решения, как в России.
Вместе с тем признание иностранного судебного решения о расторжении брака не требует какой-либо специальной процедуры, если только против признания не возражает второй супруг или иное заинтересованное лицо. Так, загс, куда лицом, вступающим в брак, предъявлено в подтверждение того, что он не состоит в браке, решение иностранного суда о расторжении его прежнего брака, рассматривает это решение как подтверждение прекращения брака, удостоверившись в том, что решение вступило в законную силу.
Если заинтересованное лицо возражает против такого признания, вопрос о признании на территории России иностранного решения о разводе рассматривается по заявлению указанного лица судом. Суд рассматривает заявление в судебном заседании, проверяя соблюдение условий признания, в частности, и тех условий, которые рассмотрены выше в комментарии к настоящей статье (соблюдение требований о компетенции и подлежащем применению праве). Признание судебных решений о расторжении брака предусматривает ряд договоров России о правовой помощи.
Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает признание решений, не требующих исполнения (следовательно, и решений о расторжении брака), при соблюдении перечисленных в ней условий, близких к рассмотренным выше, но не полностью совпадающих с ними.
Наличие международного договора с государством, суд которого вынес подлежащее признанию решение о расторжении брака, вызывает необходимость обращения к соответствующему договору и соблюдение тех и только тех условий признания, которые предусмотрены в договоре.
Законодательством вопросы личных и имущественных прав супругов, связанных с иностранным элементом, решаются на общих правовых основаниях (статья 161 СК РФ).
Кодекс восполняет пробел в законодательстве, предписывая применение к правам и обязанностям супругов законодательства государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства. Предполагается, что отношения супругов наиболее тесно связаны с правом государства, где протекает брак. Как видно, подлежащее применению право определено на основании «территориального» критерия — гражданство супругов не принимается во внимание. Таким образом, даже к отношениям супругов — иностранных граждан, если они проживают совместно в России, подлежит применению российское законодательство.
Устанавливаются дополнительные коллизионные нормы на случай, когда супруги не имеют или никогда не имели совместного места жительства. При отсутствии совместного места жительства применяется законодательство государства, на территории которого супруги имели последнее совместное место жительства; если же супруги никогда не имели совместного места жительства, российские суды применяют российское законодательство.
При отсылке коллизионных норм к российскому законодательству применению подлежат нормы о личных правах и обязанностях супругов, о законном режиме имущества супругов, а также нормы o договорном режиме имущества супругов, если супруги в рамках, установленных СК, не избрали при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов друг другу иностранное законодательство.
Допускается избрание законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению супругов об уплате алиментов друг другу, самими супругами. Это означает, что, например, при составлении брачного договора или соглашения об уплате алиментов супруги могут договориться о том, что их права и обязанности по указанным договору или соглашению будут определяться не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы, а каким-либо иным.
Право избрания законодательства принадлежит не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют общего гражданства или совместного места жительства. Брачные договоры и соглашения об уплате алиментов супругов, имеющих общее гражданство или совместное место жительства, определяются в соответствии с общими правилами СК; при отсылке этих правил к российскому законодательству подлежат применению нормы гл. 8 и 16 СК.
Нельзя полностью исключить случаи избрания супругами под давлением одного из них законодательства государства, где недостаточно обеспечено равенство мужчины и женщины в имущественных отношениях. Если будет установлено, что применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам правопорядка России, возможно ограничение его применения.
Выбор подлежащего применению законодательства является правом, но не обязанностью супругов, не имеющих общего гражданства или совместного места жительства. Если такие супруги не воспользовались правом выбора законодательства, к их брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются положения СК. Выбор законодательства может быть осуществлен при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов.
СК допускает (п. 2 статьи 161 СК РФ) избрание права сторонами только в отношении указанных в ней имущественных отношений. Выбор права в отношении личных неимущественных прав и обязанностей супругов законом не предусмотрен. Не предусмотрена, в частности, возможность выбора по соглашению супругов законодательства, регулирующего избрание супругами места жительства, фамилии, воспитание детей и т. п.
В Семейном кодексе РФ не имеется указаний о форме избрания сторонами законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов. Следовательно, применяются соответствующие коллизионные правила о форме сделки. Заключаемые в России соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены в сам текст брачного договора (соглашения об уплате алиментов), но могут быть оформлены и отдельным документом. Соглашение, как и сам брачный договор (соглашение об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения. В нем должна быть ясно выражена воля сторон.
В случае, если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что этот выбор оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Однако выбор российского законодательства не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского законодательства.
К форме соглашений супругов о подчинении брачного договора или соглашения об уплате алиментов законодательству того или иного государства следует, очевидно, применять и коллизионную норму о том, что форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняется российскому праву. Коллизионные нормы о личных и имущественных отношениях супругов, содержащиеся в праве иностранных государств, сложны и весьма разнообразны.
Кодекс не содержит правила о признании в России решений, вынесенных по личным и имущественным отношениям супругов учреждениями иностранных государств, поэтому вопрос об их признании должен решаться на общих основаниях, предусмотренных актами процессуального законодательства, а также международными договорами России.
Коллизионные вопросы личных и имущественных отношений супругов отражены в ряде договоров России (ранее — СССР) о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. К личным и имущественным отношениям супругов при расхождении в регулировании правилами международного договора и ст. 161 СК применяются правила международного договора.
Возникает вопрос о возможности избрания супругами законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов, иного, чем то законодательство, к которому отсылает норма международного договора. Например, если договор о правовой помощи предписывает применение к имущественным отношениям супругов, один из которых проживает в России, а другой — в Польше, российского законодательства как законодательства страны их последнего совместного места жительства, возможно ли применение польского законодательства, если супруги договорились о подчинении именно этому законодательству своих прав и обязанностей по уплате алиментов друг другу? Поскольку правило договора сформулировано вполне определенно и не допускает изъятий на основании соглашения сторон, применению в рассматриваемом случае подлежит российское законодательство, как это вытекает из договора .
Договоры России о правовой помощи и Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. не содержат специальной нормы о признании и исполнении иностранных решений, вынесенных по правоотношениям супругов, но такие решения тем не менее могут быть признаны и исполнены, т. к. подпадают под действие общих правил договоров о признании и исполнении решений. При этом должны быть соблюдены предусмотренные Конвенцией (договорами) условия признания и исполнения.
Установление и оспаривание отцовства (материнства) относится к наиболее острым моментам брака с участием иностранного элемента. Статья 162 СК регулирует наиболее спорные вопросы семейного права с участием иностранного элемента. В статье решаются коллизионные вопросы установления и оспаривания отцовства (материнства). СК РФ подчиняет установление и оспаривание отцовства (материнства) законодательству государства, гражданином которого является ребенок по рождению. Поскольку на территории России речь чаще всего идет об установлении отцовства (материнства) в отношении детей, являющихся российскими гражданами, в подавляющем большинстве случаев будет практически, как и прежде, применяться российское право, а именно гл. 10 СК, регулирующая установление происхождения детей. Однако отцовство (материнство) в отношении детей, являющихся иностранными гражданами, должно теперь устанавливаться в соответствии с законодательством государства их гражданства. Дети, таким образом, получают защиту по нормам законодательства страны своего гражданства.
Гражданство детей определяется по рождению. Поэтому приобретение ребенком впоследствии (к моменту установления отцовства) гражданства другого государства не влияет на подлежащее применению законодательство. Им и в этом случае остается законодательство государства, гражданином которого ребенок был по рождению.
Ребенок, родители которого на момент его рождения состоят в гражданстве России, является российским гражданином независимо от места рождения (ст. 12 Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» ). Гражданство родителей, таким образом, автоматически распространяется на родившегося ребенка и является его гражданством по рождению. Для детей, лишь один из родителей которых является российским гражданином, действуют следующие правила названного Закона (п. 1 статьи 12 Закона):
• один из его родителей имеет гражданство Российской Федерации, а другой родитель является лицом без гражданства, или признан безвестно отсутствующим, или место его нахождения неизвестно (независимо от места рождения ребенка);
• один из его родителей имеет гражданство Российской Федерации, а другой родитель является иностранным гражданином, при условии, что ребенок родился на территории Российской Федерации либо если в ином случае он станет лицом без гражданства;
Находящийся на территории России ребенок, родители которого неизвестны, становится гражданином Российской Федерации в случае, если родители не объявятся в течение шести месяцев со дня его обнаружения, т. к. презюмируется, что его родители — граждане России.
Многие коллизионные вопросы установления отцовства (материнства) получили разрешение в ряде международных договоров России о правовой помощи. В большинстве случаев предписывается применение законодательства государства, гражданином которого является ребенок по рождению.
В соответствии с Семейным кодексом РФ (статья 162 СК РФ) порядок установления или оспаривание отцовства (материнства) на территории России определяется российским законодательством: применению подлежат правила, определяющие процедуру установления или оспаривания отцовства (материнства) — административную или судебную. Это относится и к тем случаям, когда в силу СК РФ применению подлежит иностранное семейное законодательство. В случаях, когда российское законодательство допускает установление отцовства (материнства) в органах записи актов гражданского состояния, например, при установлении отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, путем подачи отцом и матерью совместного заявления в загс, проживающие за пределами территории России родители ребенка вправе обращаться с заявлениями об установлении отцовства в дипломатические представительства или консульские учреждения Российской Федерации. Однако установление отцовства в указанном порядке допускается законом лишь тогда, когда хотя бы один из супругов является российским гражданином.
СК РФ не содержит прямых указаний на признание решений об установлении отцовства (материнства), принятых иностранными учреждениями. Признание таких решений осуществляется на общих основаниях, предусмотренных актами процессуального законодательства, а также международными договорами России.
Основной принцип при решении вопросов прав и обязанностей родителей и детей — территориальный.
Ранее семейное законодательство не содержало коллизионного правила о правах и обязанностях родителей и детей. На практике суды во всех случаях применяли российское законодательство.
Законодательство, подлежащее применению к правам и обязанностям родителей и детей, распространяется на взаимные права и обязанности родителей и детей, рожденных как в браке, так и вне брака. При этом алиментные обязательства охватываются данной нормой, если речь идет об обязательствах родителей по отношению к детям. Из формулировки статьи 163 СК следует, что имеются в виду алиментные обязательства родителей по отношению к несовершеннолетним детям, а равно к нетрудоспособным совершеннолетним детям.
Алиментные и другие права и обязанности родителей и детей подчиняются согласно ст. 163 СК законодательству государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. Таким образом, отношения родителей и детей, проживающих совместно в России, независимо от гражданства сторон определяются по российскому законодательству. В данном случае закон исходит из того, что отношения родителей и детей наиболее тесно связаны с законодательством страны их совместного места жительства.
Когда стороны не имеют совместного места жительства и проживают в разных государствах, их права и обязанности определяются законодательством государства, гражданином которого является ребенок. Например, если мать ребенка — иностранного гражданина, проживающая вместе с ребенком за границей, обратится в российский суд с иском к отцу ребенка — российскому гражданину, проживающему в Москве, о взыскании алиментов на ребенка, суд при рассмотрении спора должен применять законодательство государства, гражданином которого является ребенок. Последний получит в данном случае средства на содержание в том же объеме и на тех же условиях, что и другие дети, имеющие гражданство того же государства.
При проживании матери с ребенком в России, а отца — за границей взыскание на ребенка алиментов с отца должно определяться российским судом по российскому законодательству, если ребенок — российский гражданин, и по законодательству страны гражданства ребенка, если ребенок — иностранный гражданин.
Права и обязанности родителей и детей, включая алименты на детей, в интересах ребенка могут иметь и иное решение вопроса: по требованию истца может быть применено законодательство государства, на территории которого постоянно проживает ребенок. Данная норма относится, как видно, к случаям, когда ребенок, имеющий гражданство одного государства, проживает на территории другого.
Законодательство страны места проживания ребенка связывается с наличием требования (просьбы) об этом применении истца. Отсюда следует, что при отсутствии такого требования суд не должен отступать от основных коллизионных правил СК. Закон гласит также не об обязанности суда применять по требованию истца законодательство страны места жительства ребенка, а лишь о возможности такого применения.
По смыслу закона должен приниматься во внимание тот факт, что законодательство страны места жительства ребенка действительно более благоприятно для ребенка. Здесь могут учитываться: способ взыскания алиментов (в процентном отношении к заработной плате ответчика или в твердой денежной сумме); сроки взыскания (до достижения 18 лет или до достижения экономической самостоятельности, как это принято в ряде стран); характер личных неимущественных отношений родителей и детей и т. п.
Гражданство того или иного государства, с которым СК связывает решение вопроса о подлежащем применению законодательстве, должно определяться на момент вынесения решения. Поэтому если ребенок, являющийся по рождению гражданином одного государства, к моменту вынесения решения станет гражданином другого государства, определяющим следует считать это последнее гражданство.
Ряд договоров России о правовой помощи содержит коллизионные нормы о правоотношениях родителей и детей, также как и Конвенция стран СНГ. Правоотношения родителей и детей определяются по законодательству той страны-участницы, на территории которой постоянно проживают дети. Несколько иначе решен вопрос в двусторонних договорах о правовой помощи. Здесь при совместном месте жительства, как правило, применяется законодательство государства, на территории которого они имеют совместное место жительства.
Но при раздельном проживании родителей и детей часть договоров отсылает к законодательству страны гражданства ребенка, тогда как другие — к законодательству страны места жительства ребенка. Некоторые двусторонние договоры о правовой помощи, в основном заключенные давно, выделяют правоотношения между внебрачным ребенком и его матерью и отцом, подчиняя их законодательству государства, гражданином которого является ребенок.
Регулирование коллизий в международных договорах несколько отличается от норм СК. Надо вместе с тем иметь в виду, что стремление и договоров, и внутреннего семейного законодательства обеспечить в первую очередь интересы ребенка приводит часто и при разном регулировании к одинаковым результатам.
В России признание и исполнение решений иностранных судов по правоотношениям родителей и детей, в том числе решений о взыскании алиментов, осуществляется при наличии международного договора, предусматривающего такое признание и исполнение. Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. и ряд двусторонних договоров России о правовой помощи допускают признание и исполнение иностранных судебных решений по семейным делам при соблюдении предусмотренных соответствующим международным договором условий.

Алиментные обязательства родственников продолжаются, несмотря на проживание их в различных странах.
СК РФ в статье 164 определяет законодательство, подлежащее применению к алиментным обязательствам совершеннолетних детей в пользу родителей и к алиментным обязательствам других членов семьи; алиментные обязательства супругов и бывших супругов данной статьей не охватываются.
Статья 164 СК отсылает к законодательству государства, на территории которого стороны имеют совместное место жительства. При совместном проживании сторон в России должно, следовательно, применяться независимо от гражданства сторон российское законодательство. На практике и ранее при отсутствии законодательного регулирования применялось в подобных случаях российское право.
В случае отсутствия совместного места жительства алиментные обязательства совершеннолетних детей и других членов семьи определяются исходя из гражданства лица, претендующего на получение алиментов. Закон исходит из того, что в защите своего национального законодательства (законодательства страны гражданства) в большей мере, чем совершеннолетние дети, нуждаются нетрудоспособные престарелые родители и другие претендующие на получение алиментов лица.
Если, к примеру, сын нуждающегося престарелого отца уехал из России и живет за границей, то иск проживающего в России отца, являющегося российским гражданином, к сыну о взыскании алиментов должен рассматриваться судом с применением российского законодательства.
Ряд иностранных государств тоже выделяет коллизионные вопросы предоставления алиментов родственникам (кроме алиментов детям), подчиняя эти отношения, как правило, законодательству страны гражданства лица, претендующего на алименты. Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. и некоторые договоры о правовой помощи, устанавливая для рассматриваемых правоотношений специальное коллизионное регулирование, тоже исходят из необходимости защиты интересов нуждающихся истцов.
Расхождение в регулировании при проживании сторон в разных государствах влечет применение законодательства страны гражданства лица, претендующего на получение алиментов.